Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

p

Новости с севера.

Пишет Лена-Пилка с боевого Хайфского фронта.
Пост получился длинный, но, кто потребует «под кат» - мне бы ваши проблемы. ))

С утра случилась большая неприятность – в туалете боевого Хайфского фронта перегорела лампочка, а новых у нас нет. Вот знаете, как жутко гудит сирена? Надеюсь, вам никогда не придется ее услышать, этот звук, издающийся привязанной к надвесному вентилятору кошкой. Мя-у-я-у-я-у! Так вот, в нашем туалете без окон сидеть намного ужаснее. А, знаете, как страшно, когда вы сидите в темном туалете, а снаружи включается сирена? Неописуемые впечатления, то есть описуемые, но только нецензурно.

Вчера я вышла с работы и пошла к машине разными окольными путями, чтобы побыстрее. Минут десять нужно топать по неведанным дорожкам, камни под ногами, и по сторонам – кусты. Смотрю – на тропинке черный кот сидит. Ну, думаю, здрасьте, только этого мне и не хватало, сейчас точно дорогу перейдет, и тогда – вообще пиши пропало. Остановилась и говорю искренне, по доброму: «Пошел вон, скотина». А он смотрит на меня сволочной мордой и за ухом чешется. Думаю, что же делать? Стоять долго не хочется, еще катюша какая блуждающая на голову упадет, и, как говорила моя бабушка, когда птички на голову какали - хорошо еще, что коровы не летают. Я на него ногой топнула страшно, как Годзилла, с намеком таким, чтоб он шел реверсом. А эта паскуда, разумеется, тропинку перешла и с другой стороны села на обочине. Пришлось лезть в обход, через пыльные и колючие кусты, три раза поцарапалась, один раз за морду – обидно. И только я на дорогу с другой кошачьей стороны стала вылезать – сирена, блин, как чувствовала. Мама родная, а я без зонтика. Одна нога на воле, вторая в джунглях, уши, кажется, отвалились и сирена орет: «Ща как е-у-е-у-ебнет!». И кот на меня бежит. Черный, как Бэтмен. Хорошо хоть, что не корова.
Короче, штаны порвала, ногу подвернула и от кота побежала, хромая, как рядовой Райен. Дол-жен-дой-ти. Забежала в домик какой-то, там бомбоубежища не было, жильцы просто на лестничный пролет спускаются, каждый со своей газеткой – на ступеньки кладут и садятся, как воробушки. И веселые такие все: «Ой, тетя Глаша, как мы давно не виделись! С прошлой сирены, хи-хи-хи!». Один добрый человек одолжил мне кусок газетки – села, подождала минут пять после сирены и к машине поковыляла.
А кота я по дороге еще раз видела. Он лежал на боку и собирался спать. А пузо у него белое-пребелое. Сволочь.

Кстати о воробушках. Сегодня я вышла с работы пораньше. Во-первых, чтобы сирены обмануть, а во-вторых – потому что говорят, что по пустым квартирам сейчас воры стали лазить. А у меня шторы новые – радость моего сердца. Это, наверное, моя первая ненужная, но страшно дорогая покупка. Каждый день на них любуюсь, душе легче. Приезжайте в Хайфу, посмотрите. Гы-гы-гы, северные шутки. Так вот, пришла я домой охранять шторы. Зашла в туалет, все еще темный, как секреты партизан, сижу, предаюсь угрюмым еврейским мыслям, и слышу – на кухне: «Шурх-шурх! Шурх-шурх!». Блин, думаю, когда я в квартиру зашла – висели шторы или не висели? И в голове картина акварелью – человек пять, небритые, в масках, на кухне прячутся за холодильником, а в руках – мои занавесочки. В общем, выбежала, вооруженная патриотизмом и рулоном туалетной бумаги, захожу на кухню – а там он сидит, на столе, нахальный и взъерошенный. Воробей. Маленький такой, пушистенький, как он три оладушки сожрал и еще штук десять по полу раскидал – уму непостижимо, но факт. Я его полотенцем в окно вымахала. Отошла на секунду – «Шурх-шурх!». Опять вернулся, наглое животное. Пришлось окно закрыть, теперь в квартире жарко, как в духовке, жуть.

Малую мы вчера вечером увезли в центр, к родственникам, со свекровью. До вчерашнего дня я ужасно не хотела ее отпускать. Помните сцену из «Властелина колец», там, где эльфы уходят? Так я этот исход евреев и представляла: идут все медленно в черных капюшонах, со свечками в руках, цепочкой, и поют горестно, чур, я - Лив Тейлор. А вчера катюша упала за сто метров от дома, где живут мои родители, и предупреждающей сирены не было. И я так переживала, что вместо бутылочки чуть не засунула в микроволновку ребенка. И оказалось, что там, в центре – так классно, просто как в санатории, ей манежик дали пластиковый, чтобы головой падать не больно было, еще двое детей маленьких, в общем – ей там хорошо, скучаю я. Зато такое чувство, будто Насраллу немного обманула, наа-на, на-наа-на.

Что еще? По радио передают интересную рекламу: «Ресторан Пасто – спагетти, мясо, торты! Доставим вам еду в любое бомбоубежище!». То есть, я так понимаю, мы не отчаиваемся.

И, кстати, кто там на загранице хотел передать нуждающимся деньги? Так вот, одной несчастной северянке уже три дня страшно хочется сушеных ананасов. Подчеркиваю – не этих противных желтых засахаренных, а настоящих, сушеных. Ну очень хочется. Помогите бомбардируемому, какое длинное слово. Если завтра не увижу у дверей ящиков десять ананасов из разных стран – совершенно разочаруюсь в гуманности человечества.

Между прочим, этот пост я пишу уже полчаса, так как за это время три раза гудели сирены. Каждый раз я матюкалась, сохраняла текст, хватала мобильники и бежала в бомбоубежище. Оцените прилежного ЖЖиста. Если можно, в ананасах. ))

Грустно, товарищи. Но все будет хорошо. И не боись.
Конец связи.

Пысы - Эта сволочь не дает мне открыть окно! Она сидит на сохнущем белье (надеюсь, это все, что она на нем делает) и выжидающе на меня смотрит! А мужа нет дома! Сос! Сос!
smoke

Мы все еще бумкаем!

Говорит Лена-Пилка с фронтовой Хайфы.
А вы думали, я больше не напишу?
Не дождетесь!
У нас повальная миграция на юг, за птичками. Утром выхожу на работу – смотрю, чуваки какие-то крадутся с чемоданами. Думаю, блин, воруют! Хотела мужа позвать, присмотрелась - соседи справа.
Сегодня сирены выли 4-5 раз. Первый мы, правда, не услышали, и пошли в столовую. Еще удивлялись, как в больнице мало людей.
А муж был дома и периодически прыгал с малой в бомбоубежище. Зайчики, бл@ть.
Говорит: бежит он с коляской во время очередной сирены, и вдруг – взрыв, то есть, «бум» прямо рядом, аж стекла задрожали. Думает: «Ну, малая точно в подгузник по уши наложила», смотрит – а ребенок сидит, хлопает ладошками и смеется со всех сил, типа: «Браво! Бис!». Понравилось ей, видите ли.
Еще рассказывает: сидят в бомбоубежище (вернее, это защищенная комната – на каждом этаже, а убежище только внизу, а в лифте во время атаки ехать нельзя). Внезапно сверху – громкий стук раздается. Соседки сразу причитать: «Ой, ой, бомбят прямо над головой!». Тут в потолке люк открывается, и морда высовывается - сосед с четырнадцатого этажа, довольный такой: «Превед!». Оказывается, между всеми этажами есть люки, и по ним даже можно доползти до первого этажа. Если очень захотеть, конечно. ))
«Катюша» одна в море упала, я свидетель – я видела круги на воде. Большие такие круги, впечатляющие.
И вообще – врачи совсем уже успокоились. В бомбоубежище почти никто не ходит, а, когда бумкает – носятся от окна к окну, бумы высматривают. Завтра обещали принести бинокль.
В общем – все окей. Всем спасибо за поддержку, и не боись!
Пошла смотреть с мужем третьего Терминатора. Жизнь продолжается.
Конец связи. Цалую.
fonariki

Очевидцы уже не спят.

Продолжаем репортаж из покрытой туманом Хайфы.
Всю ночь над ухом жужжали комары и вертолеты. А утром (не скажу, когда именно, чтобы не выдавать врагу разные военные тайны) нас разбудила воющая сирена. Знаете, как неприятно просыпаться утром от звона будильника? А когда этот будильник срабатывает на час раньше и благим матом орет: "П@здец-п@здец-п@здец"? Вскочили, как солдатики, шорты на ночнушку, ребенка сонного под мышку, в коляску, сумки в руки, двери не заперли - и в бомбоубежище. Там такие же соседи сидят, сонные, растрепанные, ворчащие. Мой первый раз, между прочим (если бы последний).
Посидели минут пять и домой пошли. Чего их баловать.
Муж сразу заснул, ребенок, на удивление, тоже. Только я по дому брожу, собака Баскервилей, глаза горят и волосы дыбом, в ночнушке, а сверху шорты. Любой террорист увидит - описается.
В общем, у положения есть свои плюсы и минусы.
Плюсы:
1. Муж остается дома с ребенком.
2. Постоянно есть, о чем писать.
Минусы:
1. Я - работаю. Когда семь лет назад я сомневалась насчет выбора профессии (между программированием и медициной), я отметила много недостатков работы врача, но об этом - как-то не подумала. Вообще-то это ничего, просто ехать на машине страшновато. И не хочется их одних оставлять.
2. Кажется, идет война. Блин.
Чмоки и конец связи.