Лена (pilka) wrote,
Лена
pilka

Categories:

Кто дурак? Я дурак?

Когда несколько женщин собираются в одном месте, неизменно завязываются длительные беседы и обсуждения. Их, несмотря на многочисленное количество слов, можно разделить на ограниченное количество категорий: дети, готовка, покупки, телевизор и, конечно, они. Мужчины. Фразы о любимых обычно начинаются с: "А мой..", "А мой-то!..", "А вот мой - вообще!..", и приводят к единогласному заключению, что мужчины - это ограниченные создания, не понимающие самых простых вещей.
И как можно с этим не согласиться, когда - а мой-то, мой!..

Есть и у него парочка пунктов, судя по которым его развитие находится в глубокой регрессии до уровня яслей. В женских журналах для улучшения любовно-семейной связи советуют: "Не ругай, соглашайся, потакай, жалей, уважай, не убий". Но, как ни старайся, иногда практически невозможно удержаться от шипящего ругательства в стиле: "Вот дурак!" или "Эх, идиот!".
Перейдем к примерам.

Одним из основных доказательств интеллектуальной неполноценности являются покупки. Объясняю.
Список желаемого должен быть написан четко и ясно, с по-военному точными определениями: "Яблоки - желтые, с точечками, диаметром 5 см, 10 штук. Не зеленые, желтые. Точечки маленькие, черненькие. 10 штук". И он совершенно не понимает, что "немножко" - это три-четыре, и никак не двадцать пять картошек. Нельзя заказывать "чуть-чуть персиков и еще фруктов", если не хотите получить полный ящик абрикосов и авоську авокадо, а потом долго убеждать мужа, что авокадо - это ягода. А он будет возмущаться, кто это так придумал, что персики - это большие и волосатые, а абрикосы - маленькие и желтые, ведь должно быть совсем наоборот, и размахивать абрикосом перед вашим лицом с криком: "Я бы назвал его персиком! Вот послушай - пе-е-ерсик! Это же что-то ма-а-аленькое! Пер-сик!", и, что самое страшное - вы постепенно начинаете с ним соглашаться.

Иногда и четкие записки не помогают. "Один нарезанный батон" - что может быть проще? Всего два слова - "нарезанный батон". Один. Перейдем к слову "нарезанный", потому что один батон он все же купил. Итак - "нарезанный". Нужен обязательно нарезанный - для бутербродиков, потому что к неровным кускам гости будут придираться. Приходит домой, весело размахивает - чем? Правильно, ненарезанным батоном! Почему так? Потому что нарезанного не было. А зачем купил нарезанный, а не позвонил спросить? Я, говорит, не хотел тебя тревожить.

"Купи десять средних продолговатых кабачков". Приносит десять (десять! мама родная, роди меня обратно, десять!) здоровенных баклажанов, из которых в холодильник с трудом помещаются три штуки, а остальные запихиваются под стол или забрасываются на холодильник. На всякий случай осторожно спрашиваю (вдруг где-то в багажнике завалялись):
- А где кабачки?
- Ты что, не видишь? - спрашивает, будто вся кухня завалена кабачками, - вот!
И показывает на баклажаны.
- Это, - еле сдерживаюсь, - не кабачки, горе ты мое, это баклажаны.
- Нет, - убедительно говорит он, и у меня темнеет в глазах. - Нет, баклажаны - это синенькие.
- Ну да, - всхлипываю, - это они и есть.
Следущим аргументом он убивает меня наповал:
- Где ж они синенькие, - удивляется, - они же черненькие совсем!

Просила творог купить: "Две баночки по 500 грамм, называется "Ски", белого цвета. Приносит две баночки, называются "Ски", белого цвета, но почему-то подозрительно маленькие. На каждой большими буквами написано "250 гр". Почему так? Нет, говорит, я точно видел "500 гр". Переворачивает банку - а на крышке мелким шрифтом написано: "Состав - Кальций - 500".

Прошу - купи немножко индюшачьей копченой колбаски, знаете, такая, дешевая, из сплющенных собачек. Что приносит подопытный? Дорогущую свинью, нарезанную полумиллиметровыми пластами. Такую штуку употребляют, сидя в глубоком кожаном кресле, облачившись в красивое вечернее платье, откусывая мелкми кусочками и смакуя каждый из них, запивая глоточками "Кабарне". Кресла у нас нет, так что придется повесить свинку на стенку, в рамочку, и целовать ее перед сном. Есть ее я не осмеливаюсь.

В холодильник без надобности старается не заглядывать. Кажется, он его боится. Если таки ему что-то срочно нужно, а я не могу подойти, то глазам случайного прохожего откроется увлекательное зрелище. Муж будет рыться в холодильнике часами, переставляя всякие баночки вверх-вниз по разным полкам, выстраивая из них кривоватые башни. Холодильник тоже не дурак, и каждый раз, когда его дверца открыта более минуты, в нем включается громкая жалобная музыка. За музыкой следует сдавленный мат, за матом - громкий крик: "Лена, ну почему ты всегда прячешь то, что мне нужно, так глубоко?". Странно, что никакой мужчина до сих пор не придумал плоский холодильник, в котором нельзя ничего спрятать. Наверное, потому что в любом случае нужная вещь будет стоять прямо под его носом, а он ее так и не найдет. Так, по крайней мере, это постоянно происходит в нашем доме.

Что еще? Вот скажите мне, ведь это правда, что в нормальных семьях обычно женщины возмущаются, что мужчина не опускает крышку унитаза? Что мы имеем у нас? У нас возникает муж. Ему непонятно, почему я, которая - жена, не могу поднимать крышку, когда выхожу из туалета? Ведь утром, когда он весь из себя сонный и растерянный, он за свою меткость не отвечает! И чтоб я имела в виду!

Да, и объясните мне этот прикол с пультом. Он берет его в руки, ложится на диван, включает телевизор и моментально засыпает. Пытаешься забрать пульт - сразу же просыпается, смотрит на тебя честными глазами и, искренне веря в сказанное, утверждает: "Я не сплю!". И засыпает. Храпит. Подкрадываешься тихо-тихо, берешь пульт и медленно тянешь его на себя. Муж продолжает храпеть до того момента, как его рука перестает ощущать кнопочки. Просыпается. "Я не сплю". Вот чучело, ну спишь ты, спишь! "Не сплю, вот, я смотрю, видишь - моргаю". Как-то переключила программу с одного боевика на другой кнопками на самом телевизоре. Не специально, просто так. Попыталась отобрать пульт. Проснулся и смотрит на экран. Внимательно так смотрит. "Я не сплю. Вот видишь - вот этот чувак - он плохой, он забрал у того сумку с деньгами". Ну, ладно. Не понять мне их, не понять.

Нельзя говорить ему ничего важного, когда он чем-то занят.
- Зорик, развесь белье.
Кивает.
Через час:
- Ты уже развесил белье?
Удивляется:
- Ты мне не говорила!
А потом он не понимает, почему у меня дергается левое веко.

Спрашиваешь что-то.
Он молчит.
Молчит.
МОЛЧИТ.
- Зорик, ты слышал, что я спросила? Зорик?!
- Да, слышал.
- А почему не отвечаешь?
- Я ДУМАЮ.

В общем, до недавнего времени мы с подругами были уверены, что наши мужья, да и мужчины в общем, с точки зрения развития и в подметки не годятся нам, женщинам. Даже в подметки для шлепанцев. И без нас им не прожить. Без нас они бы в конец отупели, зажирели бы перед телевизором, обросли бы мхом и плесенью и вымерли бы. Я думала так - до вчерашнего дня.

А вчера у меня застряла машина. Она стала на светофоре, фыркнула три раза и умерла. Знаете, два самых страшных моих кошмара - это то, что машина может сломаться посреди дороги, и что в общественном туалете может не открыться дверь. Самое интересное, что произошло это в полтретьего, а в три у нас обычно сирены. До трех арабы с Насраллом, наверное, обедают, потом отдыхают немного - и дальше швыряются. Звоню супругу.
- Все, - чуть не реву, - прощай, любимый муж.
- Подожди, - говорит, - ты мне скажи, какая температура у воды для двигателя?
Или он сказал: "Для мотора", что-то в этом роде.
- Не знаю, - говорю, - а что?
- Так посмотри!
- А где смотреть?
- Лена, - говорит, - ты уже десять лет водишь машину, и ни разу не проверяла температуру воды?
- Нет, - говорю, - а что, надо было?
- Ладно, неважно. Проверь окошко над бензином.
Хорошо, что там всего два окошка.
- Да, - сообщаю, довольная своей сообразительностью, - там стрелка посередине.
- Ну, ладно. Лена, теперь мне надо, чтобы ты открыла капот.
- Капот - это спереди или сзади?
- Спереди. Сзади багажник.
- А, знаешь, я могу открыть багажник.
- Ты, конечно, молодец, но лучше все таки капот.
- А как его открыть?
- Там снизу под креслом есть рычажок.
- Ну, ладно, я позвоню, когда открою.
Я искала этот гребаный рычажок около получасу. Сначала я сидела в кресле и старательно шарила под ним руками. Я нашла десять шекелей и карандаш для глаз, даже немного приободрилась. Затем я позвонила мужу еще раз, чтобы уточнить местонахождение рычага, вышла из машины, стала на четвереньки прямо на дорогу и стала копаться под креслом.
Снова звонить мужу не хотелось. Проезжающие мимо машины гудели, и пассажиры что-то кричали мне в спину. Через десять минут кто-то подошел сзади и ущипнул меня за задницу. Я вскочила, ударившись головой о дверь, и обернулась. Сзади стоял супруг и улыбался.
- Зорик, ты чего приехал? Я почти нашла этот рычажок!
- Да уж, нашла, - еще шире ухмыльнулся он и взъерошил мои и без того растрепанные волосы. - Эх ты, дурочка..
Не стоит говорить, что он моментально открыл капот, три секунды что-то там подергал, и машина сразу же завелась. Он уехал на работу, а я села в машину и медленно поехала домой.

По дороге я пыталась вспомнить, сколько вещей он исправил за нашу семейную жизнь, начиная от невыключающегося чайника и заканчивая "снежным" телевизором. Он спокойно отвинчивает крышку от компьютера и копается в его внутренностях, и он отлично знает, как там все называется. А я даже боюсь на эти детали дышать. Он может просверлить дырки в палках, на которые привязывают веревки для белья, засунуть туда специальные колесики и натянуть сами веревки, и делает это так, будто занимался этим всю жизнь. А я стою рядом и наблюдаю с молчаливым благоговением. Он знает, как повесить новую люстру, как сделать, чтобы комфорки на плите не коптили, и где покопаться в машине, чтобы в ней перестали стучать клапана. А я даже не знала, что они в ней есть, и до сих пор не очень четко представляю себе, что они там делают. Ну ладно, совсем не представляю. Я не разбираюсь во всех тех компьютерных программах, в которых он шарит, как в своих пяти пальцах. Я не понимаю разницы между шпицплайером и штангенциркулем, сколько мне не рассказывай. Кажется, один из них - это плоскогубцы. А он знает, кто именно, и что подразумевается под вторым названием. И он объясняет мне все с таким терпением, и никогда не смеется над тем, что я чего-то не понимаю, хотя имеет полное право назвать меня тупой божьей коровкой или еще похуже.
Я никогда не задумывалась над тем, что он знает так много вещей, в которых я полный ноль, что просто неприлично ругать его из-за всяких мелочей, вроде невыключенного телевизора или потерявшегося в холодильнике пива.
А я - ругаю.
Так что, объясните мне, пожалуйста - ну и кто из нас дурак? ))
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 315 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →